Возвращаясь к напечатанному. Чекисту не зачли следственный эксперимент

Как стало известно “Ъ”, Московский окружной военный суд (МОВС) отказался удовлетворить апелляционную жалобу защиты полковника ФСБ Алексея Костенкова на его арест. Напомним, он обвиняется в получении взятки от гендиректора ЧОП «Отряд-1» и дальнейшей передаче денег своему начальнику полковнику ФСБ Андрею Кутернину. Взятка, по версии следствия, была вознаграждением за содействие в заключении контракта на охрану объектов Главного управления по обслуживанию дипломатического корпуса (ГлавУпДК) при МИД России. Защита Алексея Костенкова, заключившего досудебное соглашение и активно помогающего следствию, просила отпустить его под подписку о невыезде, однако суд навстречу не пошел.

В жалобе на решение Московского гарнизонного военного суда, продлившего 20 июня заместителю начальника одного из подразделений центрального аппарата ФСБ полковнику Алексею Костенкову срок содержания под стражей на три месяца, адвокат чекиста Виталий Сухомлинов указал, что действия следователя, связанные с задержанием Костенкова, не соответствуют нормам УПК РФ и тем самым, по версии защитника, наносят «ущерб правам и свободам» его подзащитного. В связи с этим адвокат просил суд признать задержание чекиста незаконным, отменить его и обязать следствие исправить допущенные ошибки. Самого же полковника Костенкова адвокат предложил выпустить из-под стражи.

Уголовное дело в отношении начальника одного из отделов центрального аппарата ФСБ Андрея Кутернина и его заместителя Алексея Костенкова военное следственное управление СКР по Москве возбудило 11 апреля этого года по п. п. «а» и «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в крупном размере, сопряженное с вымогательством). В тот же день они были задержаны, а 18 апреля им было предъявлено обвинение. Поводом для расследования стало заявление гендиректора ООО «ЧОП “Отряд-1”» Глеба Сницерова в УСБ ФСБ о вымогательстве у него старшими офицерами ведомства взяток якобы за содействие в заключении контрактов на охрану объектов ГлавУпДК и дальнейшее расширение списка охраняемых ЧОПом объектов. Как утверждал заявитель, с октября 2016 по январь 2017 года он «неоднократно передавал Алексею Костенкову денежные средства, всего около 1 млн руб.». По словам гендиректора ЧОПа, полковник Костенков якобы говорил ему, что деньги предназначались для Андрея Кутернина. Согласно договору, ЧОП за 113,9 млн руб. с 9 июня 2017 по 31 июля 2019 года брал под охрану 15 объектов, включая два основных здания ГлавУпДК.

Последний конверт Глеб Сницеров передал офицеру Костенкову уже под контролем сотрудников УСБ ФСБ. Задержанный в марте с поличным полковник Костенков заявил о готовности сотрудничать с правоохранителями и в ходе следственного эксперимента в апреле отнес 200 тыс. руб. в кабинет своего начальника полковника Кутернина. На следующий день сотрудники УСБ ФСБ предложили Андрею Кутернину объяснить происхождение конверта с деньгами. Офицер заявил, что это провокация, но следствие ему не поверило. Полковник Кутернин был арестован, а полковник Костенков помещен под домашний арест. Однако позже его также отправили в СИЗО за нарушение наложенных на него запретов.

В МОВС защита Алексея Костенкова настаивала, что оснований для его задержания 10 апреля после следственного эксперимента не было, причем протокол задержания, по версии адвокатов, был составлен спустя шесть часов с момента фактического лишения свободы подзащитного. Суд первой инстанции, полагает защита, сделал ошибочный вывод о том, что следственный эксперимент был проведен в отношении полковника Костенкова, а передача им полковнику Кутернину денег является частью совершенного ими преступления. В апелляционной жалобе адвокат Сухомлинов утверждал, что из этого эксперимента «усматривается, что Костенков, наоборот, оказал активное содействие сотрудникам ФСБ в раскрытии преступления, совершенного Кутерниным». Адвокат подчеркнул: Московским гарнизонным военным судом при «необоснованном» назначении чекисту домашнего ареста не был изучен вопрос, насколько законным было задержание.

МОВС с защитой Алексея Костенкова не согласился. Суд указал, что основания для задержания чекиста имелись, поскольку инкриминируемое ему преступление было совершено 10 марта этого года, а последовавшее затем согласие на сотрудничество со следствием и непосредственное участие в следственном эксперименте не являются поводом его не задерживать. Тем более что сам полковник Костенков 10 марта был взят с поличным при совершении преступления, которое и послужило основанием для возбуждения уголовного дела. Суд также согласился со следствием в том, что чекист, находясь под домашним арестом, нарушил наложенные на него запреты, встретившись с должностными лицами ГлавУпДК, которые проходят свидетелями по делу,— это и стало причиной его заключения под стражу. Кроме того, МОВС счел обоснованными доводы следствия о том, что Костенков, долгое время служивший в ФСБ, обладает познаниями о методах и тактике проведения оперативно-разыскных мероприятий и, оказавшись на свободе, может скрыться или уничтожить доказательства по делу. В итоге МОВС отклонил жалобу адвоката Алексея Костенкова.

Юрий Сенаторов, Коммерсантъ